Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD70.04
  • EUR76.96
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 14066
Общество

SARS (COV-2) атакует. Новая волна COVID в Китае унесет миллионы жизней и может снова стать угрозой для мира

Ирина Якутенко

В декабре под давлением протестующих Китай, где три года действовала политика нулевой толерантности к ковиду, снял все эпидемиологические ограничения. Совершенно ожидаемо количество новых случаев рвануло вверх, хотя сколько именно людей болеет, доподлинно неизвестно. Чем может обернуться новая волна эпидемии и почему неконтролируемое распространение вируса в Китае может снова стать угрозой для всего мира, объясняет биолог и научный журналист Ирина Якутенко.

Содержание
  • Как все начиналось

  • Первые сомнения

  • Полная смена курса

  • Реальная ситуация

  • Последствия для мира

Как все начиналось

31 декабря 2019 года Китай сообщил в ВОЗ, что на территории страны распространяется новый вирус, вызывающий тяжелую пневмонию. В начале января 2020 года китайские ученые объявили, что речь идет о патогене из группы коронавирусов — той же самой, к которой принадлежали атипичная пневмония, SARS и вирус, вызывающий ближневосточный респираторный синдром, MERS. Летальность SARS составляла 10%, MERS — около 30%. Несмотря на это китайские власти поначалу не хотели вводить чрезвычайные меры, хотя, как позже выяснилось, они еще в декабре знали, что странную болезнь вызывает именно родственник SARS.

В конце января в Китае начинается многодневное празднование китайского Нового года, он же праздник весны, когда сотни миллионов перемещаются по всей стране, чтобы провести время с семьями. К тому моменту уже было ясно, что границы между регионами вот-вот закроют, поэтому множество людей спешно сорвались и поехали к родственникам. Это способствовало стремительному распространению вируса по стране, а поскольку авиасообщение не было перекрыто — то и по всему миру.

При этом в самом Китае уже в начале марта количество новых случаев начало ощутимо падать. Причина — беспрецедентно жесткие меры, которые пришли на смену изначальным колебаниям. 23 января власти полностью закрыли на карантин восьмимиллионный город Ухань, где началась эпидемия, а также существенно усложнили въезд и выезд из провинции Хубей, столицей которой является Ухань. В общей сложности ограничительные меры коснулись 50 миллионов человек. Школы не открылись после каникул, были отменены все массовые мероприятия, власти начали внедрять систему кодов здоровья. Когда у человека обнаруживался положительный тест (сначала это было ПЦР-тестирование, потом Китай внедрил быстрые антиген-тесты), на карантин сажали не только его и всех, кто с ним контактировал, но и весь кондоминиум или даже район. «Добровольные помощники», отдаленный аналог советских дружинников, отводили людей из запертых домов на тестирование и помогали с продуктами. Нередко в закрытых на карантин домах заваривали двери.

В самом Китае уже в начале марта 2020 года количество новых случаев начало ощутимо падать

Благодаря всем этим беспрецедентным мерам уже к лету 2020 года в Китае не регистрировалось ни одного случая заражения. Чтобы предотвратить занос вируса из других стран, где эпидемия, наоборот, только разгонялась, Китай закрыл границы, а если у человека были веские основания на въезд в страну, он должен был две недели за свой счет проводить в специальных карантинных гостиницах. Западные СМИ и даже комиссия ВОЗ восхищались успехами КНР и сокрушались, что в западных демократиях ни политики, ни жители не позволят ввести меры, способные так же оперативно задушить вирус.

Первые сомнения

Серьезные эпидемиологи не сомневались, что Китай не сможет сохранить нулевую заболеваемость, как ему удалось это сделать с SARS. Атипичная пневмония толком не вышла за переделы КНР, кроме того, тот вирус был куда менее заразным. В случае с SARS-CoV-2 уже в середине 2020 года было ясно, что он не исчезнет и рано или поздно станет эндемичным. В такой ситуации возникал вопрос открытия страны: держать границы закрытыми вечно невозможно, а попадание вируса в 1,5-миллиардную неиммунную популяцию означало бы новую эпидемию.

В случае с SARS-CoV-2 уже в середине 2020 года было ясно, что он не исчезнет

Более того, стало очевидно, что строгие меры контроля въезжающих, бывшие эффективными для ранних штаммов SARS-CoV-2, с новыми более заразными версиями работать перестанут. Когда по миру начал распространяться вариант «альфа», в Китае вновь стали регистрировать случаи инфицирования. Чтобы эти случаи не перерастали в новые очаги заражений, власти жестко изолировали всех, кто хотя бы в теории мог контактировать с человеком, у которого выявили положительный тест. В страну вернулись повсеместные маски (которые, впрочем, окончательно и не уходили), регулярное тестирование стало обязательным. С появлением еще более заразной «дельты», а позже и «омикрона», эти меры тоже начали давать сбои. В стране то и дело находили новых зараженных, в Шанхае случилась вспышка, затронувшая минимум 627 тысяч человек. И каждый подобный случай приводил к введению общегородских локдаунов, карантинам на целые дома, перекрытию дорог и принудительной изоляции в «ковидариях».

Полная смена курса

К концу осени 2022 года случилась невероятная для Китая вещь: уставшие от все более усиливающихся ограничений граждане КНР вышли на протесты. Триггером послужила трагедия в Урумчи, где в результате пожара в высотном доме погибли минимум 10 человек (хотя в китайских социальных медиа упорно циркулируют слухи, что реальная цифра намного больше). Жители не смогли покинуть горящее здание, так как дом был закрыт на карантин и входные двери были заблокированы. С другой стороны, пожарные не смогли подъехать достаточно близко, потому что в Урумчи к тому моменту уже более 100 дней действовал локдаун и часть дорог была перекрыта.

Демонстрация у посольства Китая в Берлине за отмену ковидных ограничений, декабрь 2022 года
Демонстрация у посольства Китая в Берлине за отмену ковидных ограничений, декабрь 2022 года

Вопреки ожиданиям, китайские власти не стали разгонять протестующих, а вместо этого объявили о грядущем смягчении коронавирусных мер. 7 декабря политика нулевой терпимости внезапно сменилась такой же радикальной отменой всех мер. «Ковидарии» закрыли, заразившимся разрешили болеть дома, а то и вовсе ходить на работу, если симптомы легкие, а профессия важная, обязательные тесты были отменены.

7 декабря политика нулевой терпимости внезапно сменилась такой же радикальной отменой всех мер

Китайские власти через официальные медиа радостно сообщали гражданам, что вирус ослаб и в 95% случаев вызывает бессимптомное течение, что страна готова к встрече с ним, что в отличие от Запада, который три года барахтался в пандемии, Поднебесная переживет новую вспышку за несколько недель и вернется к доковидному образу жизни. При этом резкий разворот в стратегии сосуществования с ковидом вызвал сильное беспокойство у эпидемиологов — и причин для беспокойства более чем достаточно.

Реальная ситуация

Начнем с вируса. Если уверения про 95% бессимптомного течения просто не имеют никаких подтверждений, то у утверждения об ослаблении вируса есть некие основания. По сравнению с ранними версиями или, скажем, «дельтой», «омикрон» действительно реже вызывает тяжелое течение. Однако мы не можем с уверенностью сказать, насколько сильно это связано с особенностями самого вируса, а насколько с тем фактом, что абсолютное большинство людей за пределами Китая имеют тем или иным способом полученный иммунитет к SARS-CoV-2, который защищает их от развития серьезных симптомов. Кроме того, больше трети заражений в Китае приходится на разновидность BA.5.2, которая в опытах на животных демонстрирует склонность вызывать тяжелый патогенез легких.

Китайские власти и медиа подчеркивают, что населению не страшен вирус, так как почти 90% жителей привиты от SARS-CoV-2. Даже если принять гипотезу, что эта цифра соответствует действительности (что как минимум не является самоочевидным), 90% — недостаточный уровень вакцинации, чтобы остановить распространение настолько заразного респираторного вируса, как «омикрон». Даже для менее трансмиссивной «дельты» эксперты оценивали минимальный порог вакцинации, необходимый для спонтанной остановки передачи вируса, в 98%. В случае «омикрона» концепция коллективного иммунитета, способного не дать патогену постоянно циркулировать в обществе, по-видимому, в принципе не применима. Более того, абсолютное большинство вакцинированных прививались очень давно — как минимум год назад. А так как все это время в стране не было широкой циркуляции вируса, их иммунитет не получил «апдейт» и защита упала.

Китайские власти и медиа подчеркивают, что населению не страшен вирус, так как почти 90% жителей привиты

И даже самые эффективные из используемых противокоронавирусных вакцин, созданные на основе мРНК-технологии, хотя и очень хорошо защищают от тяжелых последствий ковида, риск заражения и дальнейшей передачи вируса снижают не столь значительно. Хотя в исследовании американских заключенных и было показано, что заболевшие привитые передают патоген соседям по камере от 20% до 40% хуже непривитых, в зависимости от количества доз, но чем больше времени прошло с момента прививки, тем слабее становилась защита.

В Китае мРНК-вакцины не использовались: абсолютное большинство жителей КНР привиты одной из двух инактивированных китайских вакцин — CoronaVac или SinoPharm. При сравнении с вакцинами других типов эти препараты демонстрируют заметно меньшую эффективность защиты как от заражения, так и от тяжелого течения, особенно если человек получил меньше трех доз. При этом в Китае третья доза вакцины есть не более чем у 40% привитых, а 8%, то есть 120 миллионов человек, вообще не привиты даже по официальной статистике. По сообщениям живущих в Китае западных журналистов, значительная часть непривитых — пожилые люди, которых врачи нередко отговаривают от вакцинации. Именно пожилые составляют основную группу риска развития тяжелого течения и смерти от ковида.

Дополнительно риски большого количества смертей повышаются из-за тотального перегруза больниц и отсутствия в стране единственного эффективного против SARS-CoV-2 противовирусного паксловида. Этот препарат, если принять его в первые дни после постановки диагноза, снижает риск тяжелого течения и смерти от ковида от 46% до 88%. Теоретически в Китае есть моноклональные антитела, но насколько эффективно они сокращают риски при заражении омикроном, неизвестно, особенно учитывая, что речь идет о вдыхаемых антителах, которые нигде в мире не применяются. Кроме того, неясно, имеет ли население Китая доступ к этим антителам, учитывая, что в аптеках нет даже неспецифических препаратов, а больницы перегружены.

Точно так же неизвестно, сколько людей уже умерло от ковида после отказа от политики нулевой толерантности. Национальная комиссия здравоохранения Китая с 24 декабря перестала публиковать ежедневные сводные отчеты со статистикой новых случаев заболевания и смертей. Официально с 7 декабря, когда были отменены ограничения, сообщалось о 22 смертях. Более того, 20 декабря эксперт по инфекционным заболеваниям, работающий на правительство Китая, заявил, что страна будет учитывать только смерти, вызванные непосредственно поражением дыхательной системы. Люди, которые умерли из-за того, что коронавирусная инфекция спровоцировала, скажем, отказ почек или тромбоз (частые причины смерти при ковиде) в общий зачет погибших от SARS-CoV-2 попадать не будут.

Неизвестно, сколько людей уже умерло от ковида после отказа от политики нулевой толерантности

При этом китайские социальные сети полны видео из переполненных и забитых лежащими пациентами коридоров больниц, а также роликами, в которых родственники сжигают тела умерших от коронавирусной инфекции прямо во дворе, потому что организовать процедуру в перегруженных запросами крематориях невозможно. Одна из британских компаний, занимающаяся аналитикой в сфере здравоохранения, на основе своих моделей подсчитала, что с момента снятия ограничений в КНР могло умереть уже около 176 тысяч человек, а средний темп составляет около 14,7 тысячи смертей в день. Согласно прогнозам компании, к концу апреля 2023 года ковид в Китае унесет около 1,7 миллиона жизней.

Более консервативные оценки специалистов из Гонконга предполагают, что нынешняя волна ковида убьет около 964 тысяч человек. С другой стороны, если экстраполировать данные о смертельных исходах во время вспышки «омикрона» в том же Гонконге весной 2022 года на всю популяцию Китая, цифра окажется вдвое больше — и это без учета того, что часть жителей Гонконга привита мРНК-вакцинами.

В качестве мер, которые могли бы смягчить последствия для Китая, специалисты предлагают массовую вакцинацию, в первую очередь, групп риска, использование гетерологического бустера — то есть последовательную иммунизацию разными типами вакцин, возвращение частичных ограничительных мер в обществе и широкое использование противовирусных препаратов. У всех этих мер много слабых мест, главное из которых — время. На формирование полноценной защиты после введения каждой дозы вакцины требуется около 2-3 недель. За этот срок, учитывая, насколько широко распространился вирус, огромное количество людей заразятся до того, как их организм выработает достаточно много эффективных антител и Т-клеток против SARS-CoV-2.

В качестве мер, которые могли бы смягчить последствия для Китая, специалисты предлагают массовую вакцинацию

Также нельзя сбрасывать со счетов чисто логистические проблемы: привить 1,5 миллиарда человек одной, а тем более несколькими дозами вакцины в короткие сроки невозможно — не говоря уже о том, что сначала эти вакцины необходимо произвести. Европа предложила экстренно поставить в КНР одобренные в ЕС вакцины, но Пекин отверг это предложение. До этого в ноябре Китай отказался от сделки с производителем мРНК-вакцин Moderna, так как соглашение не подразумевало предоставления Китаю прав на производство препарата в стране и раскрытия технологических секретов.

Последствия для мира

Чиновники от здравоохранения традиционно выражают озабоченность и призывают КНР предоставить хотя бы какие-то данные, которые бы позволили оценить происходящее в стране. Власти некоторых западных стран тем временем вводят обязательное тестирование для приезжающих из Китая, провоцируя этим гневные выступления представителей китайского правительства.

Тестирование на ковид
Тестирование на ковид

Со своей стороны эпидемиологи сомневаются в целесообразности подобных мер, пока в Китае циркулируют те же разновидности коронавируса, что и в остальном мире. Ожидать появления новых вариантов, способных уйти от иммунного ответа и вызвать существенный всплеск заболеваемости на Западе, в ближайшем будущем нет оснований. В Китае глобально нет иммунитета против «омикрона» и его многочисленных версий, а значит, отбор в направлении ухода от существующих антител происходить не должен.

Ожидать появления новых вариантов, способных уйти от иммунного ответа, пока нет оснований

Но по мере того, как все больше людей в КНР будут знакомиться с коронавирусом и приобретать против него иммунную защиту, патогену будет сложнее находить новых жертв. Это будет способствовать преимущественному выживанию вариантов, отличных от тех, что распространены сейчас — потому что они будут для иммунной системы незнакомыми, смогут размножаться в организмах уже переболевших и передаваться дальше. Такие разновидности вполне могут вызвать внесезонные волны ковида и за пределами Китая.

Кроме того, появление новых опасных вариантов может быть ускорено при неадекватном ответе на распространение вируса. Например, при бесконтрольном использовании специфических противовирусных препаратов. Их действующие вещества направлены на какой-либо важный для вируса процесс, и, если применять их в недостаточной дозе и/или слишком короткий промежуток времени, преимущественно выживут вирусные варианты, которые случайно окажутся более устойчивы к повреждающему действию лекарства. Многократное неправильное использование препарата с огромной вероятностью приведет к формированию таких разновидностей SARS-CoV-2.

Как уже отмечалось, в Китае нет паксловида, но местные ученые активно разрабатывают собственные препараты и даже заявляют об эффективности некоторых из них. Так это или нет, проверить сложно, но беспорядочное использование даже не слишком действенных препаратов, тем не менее, может ускорить изменения вируса, что всегда плохо. Кроме того, в конце декабря Китай все-таки одобрил паксловид, так что нельзя исключать, что в обозримом будущем он появится в стране. Вряд ли производитель сможет предоставить Китаю сразу много доз, но если это произойдет и китайские власти не смогут обеспечить строгое соблюдение правил приема, можно ожидать развития устойчивости к препарату. В этом случае бремя коронавируса для Запада, который только-только вышел на относительно приемлемый режим сосуществования с патогеном, существенно увеличится, так как без паксловида для множества людей из групп риска значительно возрастет вероятность неблагоприятного исхода.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari