Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.94
  • EUR65.90
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 8155
Мнения

Футбольно на это смотреть. Чемпионат мира в Катаре как пляска на костях

Рабский труд в Катаре — обыденность, многократно доказанная международными организациями. «Обычная практика». Нанять иностранного рабочего, отнять у него паспорт, уполовинить обещанную зарплату, да еще и побить плетью за выпитую с горя пиалу вина или тупо уморить непосильным двенадцатичасовым трудом — это не скандальное преступление, а общепринятый обычай, опирающийся на костыли шариатских законов.

Все 12 лет подготовки к чемпионату мира по футболу правозащитники всего мира орали о тысячах загадочных смертей на строительстве спортивных объектов, требуя от FIFA разобраться. Катарский оргкомитет совместно с FIFA «разобрались» и объявили, что таких смертей были три (3). (Комбинация наперстков заключается в том, что рассматривалось только строительство самого стадиона, в то время как подготовка к чемпионату вызвала в стране строительный бум, породивший новую сеть метрополитена, автомагистрали, отели, был расширен аэропорт, построен целый город Лусаил, et cetera.)

Все 12 лет подготовки к чемпионату правозащитники всего мира орали о тысячах загадочных смертей на строительстве спортивных объектов

Другие смерти на других объектах были объяснены «естественными причинами» (в документальном сериале телеканала ARD «Чемпионат позора» катарские врачи заявили, что все эти «естественные причины» оформлялись под тяжелым давлением властей). Российскому читателю, впрочем, хорошо понятно и без бастрыкинской лупы, что такое тотальная государственная ложь, идущая вместе с огромной материальной выгодой, государственно-патриотическим чванством и прямыми преступлениями, которые в международном сообществе культурно называются «нарушениями прав человека».

Стадион в порту Дохи, Катар
Стадион в порту Дохи, Катар

Катар десятилетиями болтается на сотых местах мировых рейтингов по соблюдению прав человека, где-то в районе Венесуэлы, Зимбабве и Камбоджи. Рейтинг — бездушная цифра, но за ней стоят узаконенные пытки, телесные наказания, смерть для гомосексуалов, унижение женщин и главное — безнаказанный произвол власть имущих, прикрытых фиговой паранджой запутанных и заведомо неправовых «законов», конечно же, объявленных национальной скрепой и правом на «культурные особенности».

Катарские порядки — не какой-то всемирно-конспирологический секрет, а истина общедоступная для всех и тем более для чиновников FIFA, для спортивных умов — хотя бы через Википедию. Швейцарская прокуратура при этом много лет пытается разобраться в многочисленных обвинениях фифашных чиновников в коррупции, отмывании денег и вымогательстве. И принятое в 2010 году решение о чемпионате мира в Катаре — один из таких эпизодов (справедливости ради, швейцарский суд оправдал тогдашнего главу FIFA престарелого Зеппа Блаттера по одному из главных обвинений, но подобных эпизодов и подозреваемых чиновников — десятки). Для страховки, чтобы чиновники не передумали, власти Катара потратили сотни миллионов евро на слежку за каждым из них, а слежка часто приводит к шантажу, это известно каждому зрителю криминальных сериалов.

Так или иначе, общественность, пытавшаяся не допустить чемпионата в Катаре, проиграла. Скандалы продолжаются, но рекламные бюджеты осваиваются, начиная с воскресенья мячик катится по изумрудному люксовому газону, телезрителями закуплены миллионы галлонов попкорна, а для соблюдения порядка и комфорта власти Катара наняли специальных болельщиков на стадион.

Воодушевленный такой «победой», нынешний лидер FIFA с говорящей фамилией Инфантино идет в наступление: «Европейцы преподают много-много уроков. Я европеец. Я думаю, что за то, что мы, европейцы, делали по всему миру в течение последних трех тысяч лет, мы должны извиняться следующие три тысячи лет, прежде чем учить других людей морали». Неудивительно, что его тут же, радостно улюлюкая, цитирует российская «Комсомольская правда тысячи холмов», вынося цитату в заголовок.

Вспоминает ли Джанни Инфантино один из самых ярких европейских уроков, когда в 1936 году весь цивилизованный мир позорился на берлинской Олимпиаде? Флагов со свастикой там было больше, чем олимпийской символики, а спортсменов принуждали «зиговать» в присутствии Гитлера. Так же и сейчас катарские власти в сговоре с FIFA запретили спортсменам-иностранцам символику в поддержку гонимых меньшинств. (Справедливо оговориться, что решение о проведении берлинской Олимпиады принималось еще до прихода нацистов к власти, и вообще она проводилась в Германии взамен отмененной из-за мировой войны Олимпиады 1916 года.) Но к 1936 году еврейские и цыганские спортсмены уже были изгнаны из немецкого спорта, и общие черты режима не были выпукло ясны разве что голубю мира и могильщику Чехословакии Невиллу Чемберлену. В общем, вышло то, что вышло: «Триумф воли» и тогдашней серой моли.

К 1936 году еврейские и цыганские спортсмены уже были изгнаны из немецкого спорта

А может, Джанни Инфантино вспомнит ласкового Олимпийского мишку 1980 года, когда советские войска утюжили Афганистан, а мировая общественность повела себя совершенно по-другому? Олимпийские игры в Москве бойкотировали 65 стран, и продажа в Москве «Пепси-колы» и «Мальборо» в мягких пачках никого не обманули. И эта, конечно, не главная, но все же палка в колесо советского колосса тоже сыграла свою роль в его постепенном обвале.

Зигующие спортсмены на берлинской Олимпиаде
Зигующие спортсмены на берлинской Олимпиаде

И в контрасте с этой Олимпиадой вспоминается триумф другой серой моли: на сочинской Олимпиаде, когда Российская Федерация буквально накануне, за один день до начала оккупации Крыма и последующего вторжения в Восточную Украину, принимала зимних спортсменов со всего мира, ведущего с Путиным business as usual (триумф был подпорчен мочой, передававшейся через секретные дырки в стенах, но это уже «другое»).

Мантра «спорт вне политики» никогда не могла замаскировать мощнейшую пропагандистскую функцию всемирных спортивных состязаний. То или иное спортивное ристалище мирового уровня, состоялось ли оно в той или иной стране, демонстрирует мировой цивилизации причастность этой страны к мирной семье народов, взаимное уважение и равенство (пардон за банальность, но, как видим, банальные истины постоянно приходится напоминать). Это прекрасно понимали и Гитлер, и Сталин, который, вопреки всему своему антизападному изоляционизму, сразу после войны поспешил присоединиться к олимпийскому движению, как сейчас понимает даже сбрендивший Путин, как понимает и эмир Катара, господин Тамим ибн Хамад ибн Халифа Аль Сани.

Да, сам по себе мячик, катящийся по изумрудному полю, кругл и нейтрален, и чемпионат может быть честной демонстрацией лучших устремлений и цивилизационных достижений. Не зря нобелевский лауреат премии мира Дмитрий Муратов в недавней беседе с бывшим спортивным журналистом Юрием Дудем горько вспоминает: «Вы, Юра, ведь, наверное, освещали чемпионат Европы 2012 года, и проходил он в том числе в городе Донецке. И сама картинка Донецка с этим хай-теком, и одновременно с чрезвычайно любовно выделанными допотопными домиками, с этим потрясающим стадионом, великолепным аэропортом и проспектами. Это был крупнейший, фантастический в своей привлекательности европейский город. А потом его отжали. Отжали…»

Стадион «Донецк Арена», 2022 год
Стадион «Донецк Арена», 2022 год

Но можно вспомнить и дикий контраст радостно гулявших в 2018 году по Москве и другим российским городам веселых и разноцветных футбольных фанатов со всего мира — с новостями о сотнях уже посаженных Путиным нежелательных элементов, о пытках в захваченном Крыму, об убитом Борисе Немцове (читатель легко продолжит список). До безумного полномасштабного вторжения в Украину оставалось три года (так же, как и во время берлинской Олимпиады оставалось три года до вторжения нацистов в Польшу). Но веселым и разноцветным фанатам, так же как FIFA, так же, как и европейским политикам, все это было тогда неважно. Они, как сегодня Инфантино, не хотели «учить других людей морали». Да и себя тоже.

Есть один важный момент, касающийся обыденности зла и эффекта business as usual. У FIFA и рекламных спонсоров, а тем более у мистера Тамима ибн Хамада ибн Халифа Аль Сани есть вполне зримые интересы, и вот они приняли такое решение. Но ведь каждый в отдельности рекламный спонсор, каждая в отдельности местная федерация, каждый западный турист не на работе у эмира, как нанятые им фальшивые зрители на стадионе? Никто не заставляет ни равнодушного бюргера, ни частично недомобилизованного россиянина закупать попкорн и потреблять сеансы «ногомяча», делая миллионы кликов для рекламодателей этого Чемпионата позора.

И опять, справедливости ради, хочется оговориться: все-таки преступник — тот, кто преступает законы, и непосредственно тот, кто убивает людей, а не тот, кто просто включает телевизор и следит за подачей углового. Не будем радикалами в белоснежных халатах, упрекающими россиян за оплату налогов, якобы идущих на оружие (с налогами это не совсем так, но не будем отвлекаться). И все же грань, где кончается дипломатия, где кончается «О спорт, ты — мир» и начинается коллаборационизм, или попросту соучастие, весьма туманна, и порой имеет легкий запах серы.

Грань, где кончается дипломатия, где кончается «О, спорт, ты — мир» и начинается соучастие, весьма туманна

Когда весной я схватил за пуговицу резко осудившего войну знаменитого рок-музыканта Бориса Гребенщикова с простым вопросом, который тогда, да и сейчас мучил абсолютно всех: «Борис, как же так вышло?» — он резко ответил тезисом, который, признаться, доходил до наших воспаленных умов не сразу. Эта война началась, потому что на все остальные войны нам было наплевать. Где эта Руанда? Что там где-то в Пакистане? Да наплевать. И вот теперь мы сами в этой ситуации: «Войны в человечестве никогда не прекращаются. Боюсь, что это свойство человеческой природы, просто обычно войны делятся на те, о которых мы не думаем и не хотим, потому что они происходят где-то в Африке или Чечне, то есть в моем квартале этого нет и в булочной про это не говорят, а есть те, про которые и в булочной говорят. У Хемингуэя есть книжка „По ком звонит колокол“, и там есть эпиграф: No man is an island, то есть никто не является островом. Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе», — сказал тогда Гребенщиков, и поэтому сегодня я с такой яростью пишу эту колонку про Катар, на умерших рабочих в котором не наплевать, ну может быть, 0,01% населения окружающего мира, а тем более бюргеру с попкорном, толстым пальцем подчеркивающим в газете время очередной трансляции из Дохи.

На днях мне посчастливилось беседовать уже не с рок-музыкантом, а с одним из самых известных в мире классических музыкантов российского происхождения Евгением Кисиным:

«Западные политики довели до того, что Путин сейчас творит. Еще в шестидесятых годах прошлого века, когда Запад „повернулся лицом“ к СССР, он продлил его существование, и из-за этого погибло много миллионов людей в мире. Советский Союз поддерживал терроризм во всем мире, в том числе в Африке и Латинской Америке. После того как Советский Союз прекратил свое существование, вместо того чтобы проводить по отношению к России такую же политику, какую Запад проводил по отношению к Германии после нацизма, он прощал и Абхазию, и Чечню, и поддержку Милошевича. Потом пришел Путин, вторжение в Грузию, фактическая аннексия Южной Осетии, аннексия Крыма и война в Донбассе — и тоже ничего, какие-то беззубые санкции. Западные политики и сделали то, что мы сегодня называем разными нехорошими словами».

Музыканты иногда почему-то понимают суть вещей лучше, чем некоторые профессиональные политики-демократы, чиновники международных организаций, не говоря уже о мирных и разноцветных болельщиках.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari