Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.94
  • EUR65.90
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 96561
Политика

Служба защиты от Конституции: перед убийством Немцова за ним ездили те же киллеры из ФСБ, которые отравили Навального, Быкова и Кара-Мурзу

The Insider

В совместном расследовании The Insider, Bellingcat и BBC удалось установить, что убийцы из той же группы киллеров ФСБ, которая отравила Алексея Навального, Дмитрия Быкова и Владимира Кара-Мурзу, постоянно следовали за Борисом Немцовым в течение последних месяцев его жизни. Преследование политика началось сразу после того, как он начал активно лоббировать расширение санкций против друзей Владимира Путина, а прекратилось 21 февраля, за несколько дней до того как политика расстреляли у стен Кремля, причем в последнюю поездку ФСБшники за ним уже не поехали. Всего за два дня до убийства они переключились на другого лоббиста антипутинских санкций, Владимира Кара-Мурзу, который затем был ими дважды отравлен. Официальное расследование по делу убийства Немцова полагалось на экспертизы Института криминалистики ФСБ, с которым напрямую был связан один из преследователей Немцова.

Содержание
  • Валерий Сухарев

  • Алексей Кривощеков

  • Дмитрий Сухинин

Судя по данным из базы бронирования билетов, за Немцовым следовали как минимум три сотрудника ФСБ — Валерий Сухарев, Дмитрий Сухинин и Алексей Кривощеков (Сухарев позже был в группе ФСБшников, отравивших Кара-Мурзу, Дмитрия Быкова и Алексея Навального, а Кривощеков участвовал как минимум в отравлении Навального). Поездки продолжались в период с мая 2014 года по февраль 2015 года. ФСБшники следовали той же схеме, которая затем использовалась и с другими жертвами: обычно они прибывали за несколько часов или за день до Немцова и уезжали незадолго до него или сразу после него, чтобы не пересекаться с ним в дороге (напомним, этот modus operandi исключает интерпретацию их действий как «наружное наблюдение»).

Всего за этот период мы видим 13 совпадающих поездок, в том числе в Ярославль, Нижний Новгород и Новосибирск. Первая поездка состоялась 19–21 мая 2014 года. Именно в этот период Борис Немцов и Владимир Кара-Мурза младший вели активную деятельность по лоббированию в США санкций против ближайшего окружения Путина. В конце января 2014 года Немцов встречался с американскими сенаторами-республиканцами Джоном Маккейном и Роном Джонсоном и передал им имена 13 человек для включения их в санкционный список. 20 марта США опубликовали дополненный список санкций, в который среди прочего вошли спикер Госдумы Сергей Нарышкин, начальник ГРУ Игорь Сергун, глава РЖД Владимир Якунин, директор ФСКН Виктор Иванов и «кошельки Путина» — Юрий Ковальчук, Аркадий и Борис Ротенберги, а также Геннадий Тимченко. Через 2 месяца после этого мы видим, как за Немцовым начинают ездить киллеры из ФСБ.

Насколько сотрудники ФСБ координировали свою деятельность с чеченскими киллерами, установить сложно, но в глаза бросаются некоторые детали — например, то, что последняя совместная поездка киллеров состоялась 16–17 февраля 2015 года, а 21 февраля киллеры из ФСБ уже не поехали за Немцовым в Ярославль, это была его последняя поездка в другой город, 27-го он был убит в Москве. Сотрудники ФСБ уже знали о предстоящем убийстве или не поехали за ним по какой-то другой причине? В пользу первого варианта свидетельствует то, что 25 февраля, то есть за два дня до убийства, группа киллеров из ФСБ уже переключилась на вторую жертву, в этот день они начинали поездки за другим главным лоббистом санкций против окружения Путина — журналистом Владимиром Кара-Мурзой младшим. Как уже ранее писали The Insider и Bellingcat, позже эта группа дважды отравила журналиста нервно-паралитическим веществом (судя по всему, «Новичком»).

В чем была конкретная задача этих ФСБшников? Для понимания этого стоит более подробно разобраться в их специализации.

Валерий Сухарев

Сотрудник Управления по защите конституционного строя ФСБ Валерий Сухарев (имя прикрытия — Николай Горохов) участвовал во всех поездках за Немцовым в этот период. Он же участвовал в поездках за Кара-Мурзой, за Дмитрием Быковым и за Алексеем Навальным.

Известно, что за две недели до последнего отравления Навального в августе 2020 года Сухарев сделал несколько десятков звонков высокопоставленным сотрудникам ФСБ, связанным с операцией. Среди них были начальник Научно-технической службы ФСБ Владимир Богданов и замначальника Института криминалистики Станислав Макшаков. Судя по звонкам, в цепочке подчинения Сухарев был следующим звеном после полковника Макшакова, как исполнитель он играл главную организационную роль в этих и других покушениях. Он же, судя по звонкам, осуществлял оперативную координацию между Второй службой ФСБ (и входящим в нее Управлением по защите конституционного строя, УЗКС) и сотрудниками Центра специальной техники (и входящим в него Институтом криминалистики ФСБ). Напомним, УЗКС, играющее роль политической полиции, в ходе всех известных отравлений действовало совместно с Институтом криминалистики, где служат среди прочего специалисты по ядам (химики и военные врачи).

Информации о Сухареве в открытых источниках очень мало, единственное упоминание о нем в открытых источниках — это то, что он имел право на особые государственные льготы, говорится в просочившейся базе данных за 2008 год. Особые государственные льготы обычно предоставляются представителям спецслужб или военным, получившим госнаграды, а также ветеранам российских военных операций в Чечне или Грузии.

Алексей Кривощеков

Кривощекова можно отнести ко Второй службе ФСБ на основании множества совместных поездок с известными сотрудниками этого ведомства. Из его схемы телефонного общения следует, что он, как и Сухарев, руководил оперативниками Института криминалистики во время операции по отравлению Алексея Навального в 2020 году. Например, за две недели до поездки Навального в Новосибирск и Томск Кривощеков сделал 24 телефонных звонка Ивану Осипову, одному из оперативников ФСБ, который вместе с Алексеем Александровым отвечал за нанесение «Новичка» на одежду Навального. В тот же период у Кривощекова также было 38 телефонных разговоров со специалистом по химическому оружию Станиславом Макшаковым, который руководил командой по отравлению из Института криминалистики. Примечательно, что в ночь с 19 на 20 августа 2020 года он звонил Макшакову 6 раз — именно в это время ночью яд был нанесен на одежду Навального.

Дмитрий Сухинин

Дмитрий Сухинин (родился в 1975 году) был раскрыт нами лишь в ходе расследования этого дела. Его резюме, составленное из архивных (теперь удаленных) сообщений в его профиле в «Одноклассниках», показывает, что после окончания средней школы с химическим уклоном он учился в Московском суворовском военном училище, а затем окончил Институт криптографии Академии ФСБ. В текущей активной версии своего профиля «OK» он заменил это образование на Московский государственный лесотехнический институт.


Насколько пристально группа ФСБшников следила за Немцовым и его планами, понятно по времени бронирования билетов. Известно, что Немцов забронировал билеты в Новосибирск 2 июля в 00:10, а уже в 00:20 Сухарев и Кривощеков забронировали свои авиабилеты.

Во всех известных нам покушениях (на Кара-Мурзу, Быкова и Навального) в команду киллеров входили как сотрудники УЗКС ФСБ, так и химики с медиками из Института криминалистики ФСБ. Сухарев и Кривощеков, судя по их профилю, относятся к УЗКС, а роль Сухинина до конца не ясна, но ничего кроме окончания школы с химическим уклоном не указывает на то, что он мог быть специалистом по отравлениям из Института криминалистики. Скорее как специалист по криптографии и информационным технологиям он мог использоваться для получения доступа к устройствам Немцова, прослушки его переговоров и т. д. Так или иначе он участвовал только в первых двух поездках, поэтому выглядит маловероятным, что киллеры из ФСБ пытались отравить Немцова в ходе его преследования.

Известно однако, что Институт криминалистики ФСБ проявил себя в деле Немцова в другой роли: именно эксперты этого института составляли заключение судебно-медицинской экспертизы, доказывающее совпадение осужденного за убийство Немцова чеченца Заура Дадаева со следами ДНК, обнаруженными на месте преступления, это заключение было подписано директором Института криминалистики генералом Владимиром Богдановым (из 55 экспертиз по делу Институт криминалистики выполнил 45). В отчете судебно-медицинской экспертизы, подтверждающем совпадение ДНК, говорится, что «все образцы были израсходованы в процессе».


Таким образом, вопрос о том, работала ли группа киллеров из ФСБ параллельно и независимо от чеченской, либо же координировала свои действия с ней с самого начала, пока остается открытым. Подробнее о том, как чеченские киллеры организовывали убийство Немцова и почему официальная версия сильно отличается от реальной — в следующей части расследования.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari