Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD70.04
  • EUR76.96
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 29585
Политика

«Генерал Мороз» на службе ВСУ. Кремль пугает Украину холодной зимой, но опасаться скорее стоит российским солдатам

Вячеслав Епуряну

В Украине выпал первый снег, и в ближайшее время температура будет стабильно минусовой — зима, которой так долго Кремль пугал украинцев, наступила. Российская пропаганда преподносит «генерала Мороза» как верного союзника российской армии, помогавшего еще в войнах против Наполеона и Гитлера. Военные эксперты считают иначе: Россия гораздо хуже готова к войне в зимних условиях, чем Украина (и это уже сказывается на фронте), да и примеры из отечественной истории должны скорее настораживать Кремль, ведь морозы помогали тем, кто сражался на своей территории.

Содержание
  • Зимний этап войны в Украине: Путин ставит на «холодомор»

  • Что означает зима для воюющих в Украине

  • Кому поможет зима

  • Роль «генерала Мороза» в военной истории

  • «Выяснилось, что буденовка для суровой зимы подходит плохо»

Заглавная иллюстрация к тексту создана нейросетью Midjourney

Зимний этап войны в Украине: Путин ставит на «холодомор»

После отхода российских вооруженных сил с плацдарма на правобережье Днепра в Херсонской области завершился осенний период военной кампании в Украине. Пока сложно сказать, сумеют ли россияне закрепиться на левом берегу и будут ли украинцы пытаться вести здесь наступление или перенесут основные усилия на Запорожское, Донецкое или Луганское направления. Но большинство экспертов согласны с тем, что в ближайшие месяцы успех противоборствующих сторон будет зависеть в первую очередь от того, как они приспособились к военным действиям в условиях зимних холодов.

В Кремле не скрывают, что удары по энергетической инфраструктуре Украины нацелены в том числе на то, чтобы в зимний период оставить страну без отопления. В Украине, как и на Западе, хорошо понимают это. Генсек НАТО Йенс Столтенберг, госсекретарь США Энтони Блинкен и президент Украины Владимир Зеленский в разных выражениях говорят одно и то же: Путин попытается превратить зиму в оружие (weaponization of winter по-английски, или «холодомор», как эту стратегию образно называют украинские комментаторы), поскольку не в силах добиться успеха сугубо военными средствами.

Массированные удары управляемыми ракетами и дронами-камикадзе по украинской энергосистеме приносят свои плоды: начиная с 10 октября восемь волн ракетных атак привели к повреждению всех тепловых и гидроэнергостанций и 40% объектов высоковольтной сети Украины. В результате без электричества и, соответственно, отопления периодически остаются миллионы жителей. Если учитывать, что жилой фонд сильно пострадал за время боев, Всемирная организация здравоохранения небезосновательно опасается возникновения этой зимой в Украине кризиса в сфере здравоохранения из-за эпидемий простудных заболеваний и большого количества обморожений и переохлаждений.

Что касается собственно боевых действий, то многие эксперты и чиновники ожидают в зимний период буквальной «заморозки» конфликта, то есть оперативной паузы. Эврил Хэйнс, директор Национальной разведки США, говорила, что и ВСУ, и ВС РФ используют зиму для того, чтобы пополнить запасы, переоснастить войска и начать наступление весной. По оценке влиятельной американской организации Atlantic Council, российское командование уйдет в стратегическую оборону с опорой на возводимую сейчас систему защитных укреплений, чтобы выиграть время на «обкатку» в боевых условиях массы мобилизованных и пополнить людьми и техникой потрепанные за время череды осенних поражений части и соединения.

Более того, в СМИ появлялись утечки от западных политиков и военных касательно возможности достичь политического урегулирования как раз в то время, когда на фронте из-за зимы наступит затишье. В частности, председатель Объединенного комитета начальников штабов США Марк Милли называл зиму «окном возможностей» для переговоров между Москвой и Киевом. Администрации президента Байдена пришлось после этого уверять украинских партнеров, что заявление генерала Милли не означает отказа от дальнейшей поддержки контрнаступления ВСУ.

Совершенно другого мнения придерживаются украинские официальные лица. Первый заместитель комитета Верховной рады по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки, бывший командующий десантно-штурмовыми войсками ВСУ Михаил Забродский в статье, опубликованной в начале ноября, пишет, что передышка в зимний период нужна российской стороне:

«Это [зимнее] время нужно российскому командованию, чтобы планово и с максимальной эффективностью использовать все преимущества развернутой два месяца назад частичной мобилизации».

Вполне вероятно, что ВСУ постараются удержать инициативу и не позволить российским войскам спокойно перезимовать на нынешних позициях. Это не означает, что украинцы непременно организуют масштабное наступление на каком-то из операционных направлений, но даже при неподвижном фронте украинское командование может ударами дальнобойных высокоточных артиллерийских систем (типа HIMARS) поражать тыловые базы, нарушать линии снабжения и снижать боеспособность частей, размещенных на первой линии.

Температурная карта Украины
Температурная карта Украины

Россия, в свою очередь, пока не демонстрирует способности наступать где бы то ни было, кроме как под Бахмутом, причем в основном за счет человеческих ресурсов ЧВК Вагнера и без ясных целей — ведь даже успех в этом районе не даст никаких особенных преимуществ, если ВСУ сохранят продвижение на линии Сватово — Кременная с угрозой Старобельску и охвату Луганской группировки ВС РФ с севера. Таким образом, в ближайшие месяцы, кроме как на ракетные удары по энергетической инфраструктуре Украины, российским войскам уповать будет не на что. Скорее всего, Кремль надеется за зиму стабилизировать линию фронта, насытить оборону мобилизованными, а весной пойти в решительное наступление. Но реализовать эти планы может оказаться не так просто, как кажется на первый взгляд. Даже если Украина не будет пытаться идти в масштабное наступление, сама по себе зима может унести немало жизней российских солдат.

Что означает зима для воюющих в Украине

Украинские зимы нельзя назвать действительно суровыми — температура обычно варьируется от плюс 3 до минус 7 градусов. В американской традиции такую погоду называют wet cold (буквально «влажный холод»), и с военной точки зрения это чуть ли не худший из всех возможных вариантов (если не считать экстремальные температуры от минус 25 градусов Цельсия и ниже). Осадки имеют вид то дождя, то снега, а то и того, и другого одновременно, повсюду грязь и слякоть, влажность пропитывает обмундирование, скапливается в технике и оружии, создает «ледяную кашу» на дорогах.

Низкие температуры означают повышенные требования к экипировке и оснащению личного состава, обогреву пунктов постоянной дислокации, устройству землянок и мест для сна и отдыха, обеспечению горячим питанием, планированию при сокращенной продолжительности светового дня (около 9 часов по сравнению с 15–16 часами летом). Не меньшее значение приобретает компетентность командования: ошибочные приказы о передвижении или распространенная, судя по рассказам очевидцев, практика оставлять части из мобилизованных на передовой без связи и снабжения может привести зимой к высоким потерям, даже если украинцы не сделают ни единого выстрела.

Логистика при такой погоде тоже осложнена. Колесная техника не сможет ездить вне дорог с твердым покрытием, нужны гусеничные машины и в большом количестве, причем на каждую машину придется добывать зимний камуфляж и антифриз. Зато в январе зима в определенной степени снимает ограничения с перемещений по водным преградам, которые покроются льдом, и снижает эффективность минных полей, если они оказываются под толстым слоем снега.

Украинские военнослужащие под Киевом
Украинские военнослужащие под Киевом
Brendan Hoffman for The New York Times

Считается, что ведение боевых действий зимой требует на 50% большего объема снабжения, а ведь с ним и сейчас большие проблемы. Снизится и маневренность, скорость перемещения в пешем порядке по снежному покрову падает на 50–75%. Вдобавок на снежных дорогах или на засыпанных снегом полях проще идентифицировать месторасположение техники разведывательными дронами, поэтому увеличивается значение близости промышленных центров, тыловых баз, складов снабжения и железнодорожных путей сообщения.

Ведение боевых действий зимой требует на 50% большего объема снабжения

Зимой примерно наполовину сокращается продолжительность так называемого «золотого часа» (golden hour) — периода, когда можно спасти солдата, получившего серьезное ранение на поле боя. Это повышает санитарные потери и требования к оснащению полевых госпиталей. Кроме того, без растительности («зеленки») бойцам с обеих сторон придется больше вжиматься в землю, мокрую и грязную (при околонулевых температурах) или мерзлую (при устойчиво отрицательных), значит, будет больше простуд и подобных болезней.

Без естественного прикрытия растительностью легче вскрывать места сосредоточения войск и техники беспилотниками. Правда, сами дроны из-за сокращения светового дня и постоянных холодных ветров придется использовать ограниченно. Прежде всего это касается гражданских аппаратов, закупленных в гигантских объемах в интересах и российской и украинской армий. По данным украинской стороны, даже серийные беспилотники, дроны-камикадзе «Герань-2» иранского происхождения, на некоторое время пропали из украинского неба из-за плохой переносимости холодов. Не только дроны, но и все электронные устройства, например, необходимые для работы систем управления огнем или коммуникационного оборудования, будут быстрее расходовать ресурс батарей. Даже простейшие операции по обслуживанию техники и оружия станут более трудоемкими, как следствие, вырастет количество отказов, поломок, нештатной работы.

Пасмурная погода и длинные ночи также предъявляют повышенные требования к оснащению продвинутой оптикой и тепловизорами (и, соответственно, требуют мер борьбы с обнаружением этой самой оптикой и тепловизорами).

Окапываться обычными лопатами зимой невозможно, мерзлую землю не взять шанцевым инструментом — тут пригодятся строительная и специальная инженерная техника, а также навыки обустройства блиндажей (впрочем, без доставки железобетонных конструкций, деревянных перекрытий, рулонных утеплителей и много другого эти навыки применить все равно не получится). На первый план выйдет оснащение инженерных частей тракторами, бульдозерами, манипуляторами, инженерными машинами.

Наконец, зимние стандарты обеспечения личного состава. Сюда входят и зимнее обмундирование (утепленные ботинки, перчатки, термобелье), и усиленный рацион питания (4500–6000 калорий в день), включая витамины (чтобы не допустить эпидемий простудных заболеваний), и медицинские средства помощи при обморожениях (прежде всего ног, речь идет об известной со времен Первой мировой войны «траншейной» или «окопной стопе»), переохлаждениях, а также (как это ни удивительно) солнечных ожогах кожи и глаз (снежная слепота).

Война в зимних условиях — это вызов и для морально-психологического состояния военнослужащих, на что обращают особое внимание представители НАТО. Как заявил прессе один из неназванных функционеров альянса, «если вы сражаетесь в условиях, когда ваш танк постоянно застревает и теряет гусеничные ленты, а вы постоянно чувствуете сырость и холод, то это влияет на боевой дух армии». Одно из вероятных следствий деморализующего воздействия холода в сочетании с высоким риском для жизни и плохим снабжением — злоупотребление алкоголем и падение дисциплины. В конечном итоге, зима проверяет все элементы военного механизма — от состояния техники до степени подготовки командиров.

Кому поможет зима

По оценке британской разведки, холода создадут трудности для обеих сторон конфликта, но степень их воздействия на российские войска, вероятно, окажется гораздо значительнее. С ними согласны аналитики американского Института изучения войны (Institute for the Study of War, ISW) — они полагают, что зима не остановит украинского контрнаступления. Осенняя и весенняя распутица благоприятна для оборонительных задач: грунты размывает дождями, маневрирование войсками затрудняется. Но как только земля достаточно промерзнет, появляется возможность проводить крупные операции при помощи гусеничной техники.

Украинские военные начали готовить сани летом, они еще в июле поставили вопрос о снабжении зимним обмундированием перед западными союзниками. По данным немецкого издания Spiegel, министр обороны Украины Алексей Резников направил генсеку НАТО Йенсу Столтенбергу запрос на экипировку, снаряжение и средства размещения, приспособленные к условиям зимы, в расчете на 200 тысяч солдат.

Украинские военные еще в июле поставили перед союзниками вопрос о зимнем обмундировании

В середине октября на саммите НАТО прозвучали заявления, что альянс уже переориентировал поставки на зимние комплекты одежды и сместил акценты в военной помощи на необходимую для зимней кампании номенклатуру.

К началу декабря Украина получила 195 тысяч комплектов зимнего обмундирования только от одной Великобритании. Германия передала 116 тысяч зимних курток, 240 тысяч головных уборов, 80 тысяч штанов, а также 200 палаток и 195 генераторов. Канада в октябре обязалась поставить 500 тысяч единиц зимних курток, штанов, обуви и перчаток. Известно о поставках вещевого имущества, термоодеял, обогревателей, зимних сухпайков еще более чем от десятка стран-участников НАТО.

Агентство AFP описывает устройство блиндажа одной из частей 5-й бригады ВСУ, дислоцированной на Донбассе, в котором за счет теплоизоляционных материалов удается поддерживать температуру в 22 градуса Цельсия при 5 градусах cнаружи. По словам военнослужащих, они получили от волонтеров спальные мешки, выдерживающие температуру в минус 30 градусов. Аналогичные видео (разумеется, в пропагандистских целях) размещает Минобороны Украины. Инженерные подразделения ВСУ оборудуют блиндажи из готовых модульных конструкций на второй линии обороны.

Что же с подготовкой российской группировки к зиме? Насколько можно судить по открытым источникам, системной работы в этом отношении до сих пор, когда календарная зима уже наступила, не ведется. Еще не попав на территорию Украины, мобилизованные выкладывали видео, как они греются у костров. Такой же способ согреться в зоне боевых действий приведет к немедленному обнаружению места размещения и артиллерийскому удару по нему. На других роликах военнослужащие благодарят родственников и волонтеров за покупку теплых вещей и кирок (!), благодаря которым рассчитывают «нормально существовать зимой в полевых условиях».

Обеспечение зимним обмундированием мобилизованных отдано на откуп им самим и неравнодушным гражданам
Обеспечение зимним обмундированием мобилизованных отдано на откуп им самим и неравнодушным гражданам
Ребята, мы с вами! / TG

Обеспечение зимним обмундированием по крайней мере мобилизованных отдано на откуп им самим и неравнодушным гражданам. Носки (непременно с буквой Z) для солдат вяжут дети и пенсионеры, доставкой теплой одежды занимается одиозный актер Иван Охлобыстин, рассказывающий на камеру, что «у нас полфронта в соплях», в то время как депутат Госдумы, генерал-лейтенант запаса Андрей Гурулев публично недоумевает, куда со складов хранения пропали 1,5 млн комплектов формы.

Похоже, армейское руководство не извлекло никаких уроков из весеннего опыта. В тот период российские солдаты получали обморожения конечностей в таких масштабах, что это серьезно сказывалось на боеспособности целых подразделений. По данным Conflict Intelligence Team, на одном из операционных направлений только одна батальонно-тактическая группа располагала палатками, а зимнее обмундирование (причем купленное за свой счет) было лишь у 20% личного состава.

Сейчас история повторяется. Например, бойцам 1-й мотострелковой роты 80-й отдельной мотострелковой бригады ВМФ, воюющим в Украине, пришлось самим покупать зимнюю форму — по документам ее «выдали» еще летом и тут же списали на боевые потери. Некоторые попавшие в украинский плен мобилизованные выражают неподдельную радость, поскольку им не придется зимовать в блиндажах, куда не завезли ничего необходимого.

В украинских соцсетях циркулируют записи, на которых запечатлены российские солдаты, судя по всему, страдающие от тяжелой или средней степени переохлаждения и потому почти не реагирующие на летящие в них с дрона гранаты. Отдельные Z-каналы открыто пишут, что из-за управленческого хаоса уже фиксируются случаи, когда мобилизованные замерзают насмерть. А пресловутые «военкоры» делятся невероятным по степени цинизма «лайфхаком» при организации наступательных операций под Бахмутом силами набранных из числа заключенных наемников ЧВК Вагнера:

«Из-за холодов и отсутствия подготовленных позиций, чтобы не замерзнуть насмерть, [наемникам-зэкам] приходилось врываться в окопы укропов».

В итоге зимняя кампания может оказаться тяжелым испытанием для российских войск независимо от действий украинцев. Судя по тому, насколько скверно налажены снабжение и общая организация вновь прибывающих войск из числа мобилизованных, весомую часть безвозвратных и санитарных потерь обеспечат действия «генерала Мороза», а не главнокомандующего ВСУ генерала Валерия Залужного.

Роль «генерала Мороза» в военной истории

Силы природы влияют на ход боевых действий все то время, что человечество ведет организованные войны. Но зима с ее морозами, холодными ветрами и снегопадами занимает в этом ряду особенное место. Карфагенский полководец Ганнибал, отправившийся в поход на Рим в 218 году до н. э., потерял больше половины армии, совершая переход через Альпы, из-за сильных снегопадов. Иногда зима, наоборот, помогала нападавшим — к примеру, победоносная монгольская конница двигалась по льду замерзших рек от одного города к другому во время нашествия на Русь. В Новое время сражения зимой иногда просто прекращали, а воюющие армии отправлялись на зимние квартиры.

При этом в исторической публицистике сложился устойчивый образ зимы как традиционной союзницы русской армии на поле брани. И действительно, агрессоры часто несли большие потери из-за российских холодов. В 1707 году шведский король Карл XII во время Северной войны предпринял поход вглубь территории противника и оказался в нынешней Украине. Шведы столкнулись с самыми страшными морозами в XVIII веке в зиму 1708/1709 года, и к весне от армии Карла XII осталось меньше половины из 50 тысяч солдат, что предопределило поражение в битве при Полтаве.

24 июня 1812 года поход на Россию с Великой армией численностью свыше 600 тысяч человек начал французский император Наполеон. Наполеон изучал неудачный опыт Карла XII и сделал все, чтобы не повторить его ошибок. Особое внимание он уделил снабжению и логистике, подготовив тыловые (интендантские) части. В тоже время Наполеон рассчитывал на скоротечную кампанию и быструю победу после генерального сражения. Но боевые действия приняли характер войны на истощение, и, даже потерпев относительную неудачу в сражении при Бородино и оставив Москву, противник не собирался сдаваться. 19 октября остатки Великой армии начали отступление, а уже 6 ноября ударили крепкие морозы. К начальной точке вторжения, реке Неман, вернулось всего 10 тысяч солдат наполеоновской армии. В многочисленных мемуарах участники похода описывали ужасы русской зимы, приходя к выводу, что Великую армию победили «генерал Голод» и «генерал Мороз».

«Генерал Мороз» в представлении французской общественности
«Генерал Мороз» в представлении французской общественности
Le Petit Journal

Но эта привычная картина — сильное упрощение. В 1835 году герой Отечественной войны Денис Давыдов опубликовал статью «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?», в которой довольно убедительно показал, что основные неудачи французов не были связаны с погодой.

Можно вспомнить и другие примеры. В Крымскую войну (1853–1856) в первую зиму высадившиеся на полуострове британцы потеряли 1 942 человека (из общего числа в 50 тысяч) по причине холодных ветров, сырости и грязи. Во время интервенции 1918–1919 годов союзники, прибывшие на север России, столкнулись с такими холодами, что из строя выходило огнестрельное оружие. Совершенно хрестоматийными примерами выдающихся заслуг «генерала Мороза» считаются советско-финляндская и Великая Отечественная война. Причем в первом случае «генерал» воевал за финнов, а во втором — помог Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) разбить немцев под Москвой и Сталинградом. Правда, ни в том, ни в другом случае погодные условия не были решающим фактором (см. ниже подробный комментарий историка Бориса Соколова).

Когда сегодня кремлевские пропагандисты вспоминают роль холодов в предыдущих российских войнах, они упускают главное: и Наполеон, и Гитлер, и экспедиционные корпуса иностранных войск в Крымскую и Гражданские войны воевали зимой на территории противника, далеко от своих тылов и с чудовищно растянутой логистикой. Россия же в 1812-м и в 1941–1945 годах пользовалась поддержкой западных союзников. На этот раз именно российские войска воюют на чужой территории, а западную помощь получает неприятель.

«Выяснилось, что буденовка для суровой зимы подходит плохо»

Историк Борис Соколов о роли холодов в советско-финляндской и Великой Отечественной войнах

Ведение боевых действий там, где стоит действительно суровая зима (с постоянными отрицательными температурами и обильными снегопадами), т. е. в умеренном (особенно в умеренном континентальном) и субарктическом климате, как правило, дает преимущество той стороне, чья армия в меньшей мере оснащена техникой. Если мы возьмем «Зимнюю войну» между Советским Союзом и Финляндией зимой 1939/40 года, то здесь Красная армия, обладавшая абсолютным превосходством в танках и самолетах и имевшая гораздо более многочисленный автопарк, не могла использовать это свое преимущество в том числе из-за погоды.

Зимние условия затрудняли движение техники по дорогам и практически исключали движение вне дорог. Кроме того, требовался повышенный расход горючего, в том числе для обогрева, специальные зимние масла для автомобилей и использование антифриза. Поскольку зимой больше дней с нелетной погодой, чем в теплое время года, это ограничивало действия советской авиации, в том числе из-за затруднений в использовании аэродромов и необходимости обработки самолетов антифризом.

В Красной армии многие военнослужащие были выходцами из южных регионов и не были привычны к холодным северным зимам

В плане обеспечения зимней формой и привычки населения к сильным холодам финская армия также имела преимущество. Практически все население Финляндии жило в условиях суровых зим, и армия имела достаточные запасы зимнего обмундирования для того, чтобы обеспечить им всех мобилизованных. В Красной армии многие военнослужащие были выходцами из южных регионов и не были привычны к холодным северным зимам. Кроме того, в ходе войны выяснилось, что красноармейский шлем «буденовка» для суровой северной зимы плохо подходит. Поэтому с 1940 года его заменили на шапку-ушанку.

Однако нельзя сказать, что именно морозы сыграли главную роль в неудачном для Красной армии ходе боевых действий в советско-финской войне. Главным было превосходство финнов в уровне боевой подготовки солдат и в уровне командования. С другой стороны, Красная армия все-таки смогла прорвать линию Маннергейма в феврале–марте 1940 года, не дожидаясь наступления теплого времени года. Так что зимние трудности решающего влияния на действия советских войск не оказали.

Тема холодов и морозов занимала центральное место в финских листовках времен Зимней войны
Тема холодов и морозов занимала центральное место в финских листовках времен Зимней войны

Что касается Великой Отечественной войны, то во время Московской битвы наступавшая на Москву германская группа армий «Центр» действительно испытывала серьезный дефицит зимнего обмундирования. Этот дефицит был следствием не столько физического отсутствия достаточного числа комплектов зимней одежды, сколько логистических проблем. На тыловых складах, размещавшихся вблизи узловых железнодорожных станциях, теплая одежда имелась в достаточном количестве.

Однако из-за нехватки горючего и плохого состояния автомобильных дорог теплые вещи по большей части не успели доставить на фронт. Дефицит горючего был следствием того, что в расчете на блицкриг операция «Барбаросса» начиналась всего лишь с трехмесячным запасом горючего. Несмотря на захваченные трофеи и дополнительные поставки, в октябре 1941 года, в начале сражения за Москву, вермахт уже испытывал дефицит горючего, который усугубился к декабрю, когда началось советское контрнаступление.

В зимних условиях немцы зачастую не могли при отступлении эвакуировать поврежденные или даже исправные танки и самолеты — из-за нехватки горючего и антифриза и состояния дорог. В декабре немецкие безвозвратные потери танков и штурмовых орудий составили 375 машин, тогда как в качестве восполнения был получен лишь 1 танк. В январе 1942 года немцы потеряли 415 танков и штурмовых орудий при восполнении в 159 машин. Еще бо́льшими были потери в автотранспорте.

Фактор «генерала Мороза» в битве за Москву был существенным, и он действовал в пользу Красной армии

Положение с зимним обмундированием для вермахта усугублялось тем, что у него тогда еще не существовало зимней формы одежды как таковой. Поэтому войска на Восточном фронте приходилось снабжать теплыми вещами, собранными в Германии в рамках кампании «зимней помощи» или принудительно изъятыми у жителей оккупированных территорий.

В Красной армии же после финской войны была введена новая зимняя форма с ушанками, ватниками, полушубками и валенками, которыми были снабжены практически все фронтовые части. В результате в некоторых германских частях потери обмороженными превысили потери убитыми и ранеными.

До советского контрнаступления люфтваффе господствовали в воздухе, но к началу декабря господство перешло к советской авиации. Советские самолеты летали с хорошо оборудованных аэродромов московского авиаузла, тогда как аэродромы, с которых действовали люфтваффе, были разрушены советскими войсками при отступлении, а полевые аэродромы обледенели. К тому же немцы испытывали недостаток горючего и порой не могли летать при такой нелетной погоде, при которой советские самолеты имели возможность летать с московских аэродромов.

Замерзающие немецкие солдаты сдаются под Москвой
Замерзающие немецкие солдаты сдаются под Москвой

Люфтваффе не могли использовать свое превосходство в качестве самолетов и на уровне подготовки летчиков. Впервые с 22 июня 1941 года советские самолеты делали ежедневно в несколько раз больше вылетов, чем немецкие. В целом фактор «генерала Мороза» в битве за Москву был существенным, и он действовал в пользу Красной Армии. Однако проигрыш немцами этого сражения все-таки в большей мере определялся общим истощением материально-технических ресурсов вермахта в октябре-ноябре 1941 года, чем зимними условиями боевых действий.

К апрелю 1942 года немцы разработали зимнюю форму одежды, и в октябре она была доставлена на Восточный фронт. Но в сражавшуюся в Сталинграде 6-ю армию зимнее обмундирование до ее окружения так и не попало. Дело в том, что армия Паулюса еще до того, как попала в «котел», испытывала значительные трудности со снабжением, поскольку все коммуникации двух группировок, действовавших у Сталинграда и на Кавказе, замыкались всего на одну железнодорожную ветку от Ростова. А зимняя форма не считалась приоритетным грузом по сравнению с боеприпасами и продовольствием.

Окружение же оказалось для немцев полной неожиданностью. После окружения 6-й армии зимние условия ограничивали активность люфтваффе из-за большого числа дней с нелетной погодой, и это самым негативным образом сказывалось на функционировании «воздушного моста», организованного для снабжения.

В Сталинграде зима тоже была на руку Красной армии, но все-таки «генерал Мороз» не сыграл решающей роли в уничтожении армии Паулюса. Тут имело значение истощение ресурсов вермахта на южном крыле Восточного фронта, наступившее уже к началу ноября 1942 года, а также упрямство Гитлера, отказавшегося отводить войска от Сталинграда, несмотря на угрозу окружения. И даже если бы дней с нелетной погодой было бы меньше, все равно советские истребители и зенитки никуда бы не делись, равно как и все увеличивающееся расстояние между аэродромами «воздушного моста» и окруженными.

Материал подготовлен совместно с Софьей Пресняковой


К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari